Новости БФ «Сферы»

Трудности перевода: как живут небинарные персоны в русскоязычном пространстве

В преддверии Дня видимости небинарных людей, 13 июля, ВОЗ заявила о необходимости признать «третий пол». На это партия «Коммунисты России» предложили выйти из организации, потому что «Россия — страна традиционных ценностей». Несмотря на это, в России есть небинарные персоны. Команда «Сферы» поговорила с тремя персонами о том, как они себя приняли и с какими трудностями сталкиваются.


1. Меня зовут Микита, мне 25 лет и я пишу книги.

До 24 лет мне было проще называть себя трансгендерным парнем, потому что это понятней, и это будто бы проще воспринимается окружающими. Ну, иными словами, легче себя объяснить. Я жил с этим определением (транс-парня) лет десять, наверное, пока не признал, что меня от него тошнит. Тошнит от слов «парень», «девушка» и других гендерно окрашенных определений. Тошнит от вопросов про переход и от ожиданий, которые навешивают в связи с тем или иным бинарным ярлыком. Я решил определять себя небинарно, и теперь никто не понимает, чего можно на меня навесить. Это очень удобно. Я не слишком копаюсь в себе, для меня достаточно того факта, что предписанные при рождении гендер и имя мне не комфортны, а так, как я придумал сейчас, комфортно, и если слова «небинарный» достаточно для оправдания этого явления, так тому и быть.

Никаких специфических небинарных сложностей у меня нет. Есть общетрансгендерные сложности. Ну, когда специально мисгендерят, высмеивают, не принимают всерьез, называют больным и все такое. Но предыдущие десять лет все то же самое было, так что --- ничего нового.

2. Анонимно, контент-менеджер, 33 года

Я давно интересовалась темой ЛГБТ, читала интервью, истории про ЛГБТ, и мне всегда было странно, что в себе я не находила отклика. Но однажды в очередной раз я просматривала, какие еще выделили гендерные идентичности, и нашла свою. Я всю жизнь у себя в голове была просто «человек», просто «я», при этом я не ощущала себя как человек совсем без гендера или как мужчина, но мне всегда было странно, когда от меня требовали или ждали «женского» поведения, или относились ко мне как к стереотипной «женщине». Однажды подруга спросила меня в переписке, и я тогда сказала, что, пожалуй, я могу назвать себя квиром, как Тильда Суинтон, но это всё равно было не то. И вот когда я узнала про демигендер, я подумала «Так вот же оно». Социально — а ведь гендер это социальный конструкт — я женщина, но на какую-то часть, и просто «я», просто «человек».

В детстве меня никогда не упрекали «Ты же девочка!», и одевали и в платья, и в рубашки-поло. И даже есть фотки из садика, где меня сняли и в «девочковом» наряде стюардессы, и в «мальчиковом» гусарском. Лет в шесть меня в транспорте принимали за мальчика, и мне было это норм, потому что «мальчик» — то же что просто «ребенок». Так что тут спасибо родителям, что воспитывали без этих никому не нужных установок.

Местоимения у меня женские. Рассказала про свое открытие я только партнеру, один раз, ночью, и больше мы этой темы не касались. Думала рассказать в сторис для близких друзей в честь дня видимости небинарных людей, но решила, что мне это не нужно. Мне и так нормально, тем более я при моем образе жизни могу себе позволить уходить от общения с такими людьми и из таких сред, где от меня будут ждать стереотипно женского поведения

3. Ка, 24, артистка (кучка котят) и продюссерка

Всегда, когда меня называли девушкой, у меня было ощущение, что я играю в кино и мне нужно изображать этого персонажа и откликаться на чужое имя. У меня не было момента принятия, я просто узнала слово «небинарные» и все сразу встало на свои места. И в этот же период я познакомились с небинарной персоной, и сразу было понятно, что вот есть мы, а вот есть которые зовут себя мальчики, а вот есть которые зовут себя девочки

Я живу в тепличных условиях, все люди, с которыми мне приходится общаться по работе дальше авито-смоллтока, как минимум слышали про небинарность. За полтора года использования местоимений «они» и «она» было всего два неприятных разговора, и то, это скорее было про непонимание и повод для общения, чем про агрессию, ну и все остальные люди в компании меня поддержали и осудили назойливые вопросы

Сложнее всего с именем Ка: его почти всегда переспрашивают, что часто бывает с любыми необычными именами, но потом, когда я использую местоимение "они", я как будто вижу, как у людей имя и местоимение сходятся в голове, и дальше уже просто, меня или спрашивают как ко мне обращаться, или человек может растеряться и отойти, что меня всегда устраивает

Иногда случается «что, прям так в паспорте и написано?», и я уверенно говорю «да, а фамилия - Котята», хотя на самом деле нет и добавлять себе юридических задач я не планирую.